Будет ли своя онлайн-школа у Ирины Хакамады?

23.11.2018 1013 0
2 27 - Будет ли своя онлайн-школа у Ирины Хакамады?
Главная / Полезное-интересное / Будет ли своя онлайн-школа у Ирины Хакамады?

Самая известная женщина в российской политике взяла интервью у основателей Акселератора онлайн-школ ACCEL Дмитрия Юрченко и Сергея Капустина.

Читайте статью, смотрите видео:

  1. Вы получите работающий метод общения со звездой и поймёте, как упаковать онлайн-школу для звёздного эксперта.
  2. Узнаете, какие советы дали основатели ACCEL Ирине: как организовать годовую программу, совместить её с элементами клуба. Если вы решили продюсировать звезду, эта информация вам поможет.
  3. Научитесь аргументировать звёздному эксперту выгоды от запуска своей онлайн-школы.
  4. Услышите ответ на самое популярное возражение крутых экспертов о том, что у них всё индивидуально и поэтому ни групповой формат, ни онлайн в их случае не сработает.

Ирина Хакамада: «Дмитрий и Сергей — оба молодые и красивые, один похож на Дали, а другой — на Супермена, у которого большие перспективы».

С чего всё началось

Дмитрий и Сергей — представители ACCEL, самого крупного игрока на российском рынке онлайн-образования. У каждого за плечами личный предпринимательский опыт и практика, которую они наработали вместе.

До онлайн-образования у Сергея был опыт запуска светодиодной и цветочной компаний, а также работа в гостиничном бизнесе. Но в России не так просто вести бизнес: когда один из проектов разорился, оставив долги, Сергей решил сменить фокус на онлайн. Сначала к нему обращались люди за советом по созданию онлайн-школ. Потом он записал несколько бесплатных уроков и давал их знакомым. Следующим шагом стало создание полноценного курса по открытию онлайн-школы из имеющихся наработок.

Первый бизнес Дмитрия Юрченко —проект «Кнопка жизни» — был связан со специальным сервисом для пожилых людей и доставкой устройств из Китая и Канады. Проект до сих пор работает, но Дмитрий вышел из управления, оставшись акционером. Он быстро устал от этого операционного рутинного бизнеса..

Идея второго проекта — The Ostrov — предполагала игру на выживание в тропиках: Дмитрий возил людей в формате «Последнего героя» на остров на Мальдивах. В проекте использовались элементы передачи «Любовь с первого взгляда» — на остров приглашали только холостяков и незамужних девушек. Участие стоило порядка 7500 долларов. Но в какой-то момент начались проблемы с регулированием туристического рынка и партнёрами на Мальдивах. А у российского партнёра Дмитрия Центробанк отобрал лицензию. В итоге проект пришлось закрыть, партнёр уехал, оставив Дмитрия с долгом в 27 млн руб.

У Дмитрия с женой давно было хобби — собственная онлайн-школа: они делились своим опытом развития личного бренда и писательства, но никогда на этом не зарабатывали. В один из месяцев школа принесла 1 млн 280 тыс. руб. Это был знак: онлайн-образование с точки зрения бизнес-модели оказалось оптимальным вариантом.

Преимущества онлайн-образования

Когда люди заходят в бизнес, они мечтают о свободе. Но на практике получается, что работать приходится ещё больше, добавляется куча проблем.

Реализовать мечту поможет онлайн-образование. Как минимум оно позволяет не зимовать в России. В офлайне ты работаешь в каком-то конкретном городе, а в онлайне — на 350 млн русскоязычных пользователей интернета.

В онлайн-образовании для старта не нужен капитал, можно начинать с минимальными вложениями, без офиса и со сдельной оплатой труда. Онлайн-школу запустить легче, чем офлайн-проект. Например, продажа товаров через интернет-магазин уже не обладает такими преимуществами. Когда вы продаёте товары, вы конкурируете только по цене: у тысячи таких же продавцов одинаковые товары, продвижение идет по одинаковым методикам и по одним и тем же каналам. В итоге маржа и прибыль оказываются такими маленькими, что бизнес ведётся на грани выживания. Есть и другие проблемы — нужен склад, оборотный капитал и деньги на старт.

В чём секрет высоких темпов роста

Основатели ACCEL в индустрии онлайн-образования работают уже около 10 лет. Они начали пробовать свои силы в онлайн-школах сразу после появления этого направления в России. В чём секрет их успеха?

  1. В системном отношении к бизнесу. Многие игроки онлайн-образования — эксперты-одиночки с небольшими командами. Они преподают, выступают на профильных мероприятиях, поэтому не имеют достаточно времени на то, чтобы строить системы.
  2. В понимании болей. люди идут учиться, чтобы получить результат, изменить свою жизнь.
  3. В комбинации инструментов. Результат часто даёт не один преподаватель, а группа. Нужно сочетать различные форматы: работу кураторов, развитое сообщество, тренинги с экспертом.

В Акселераторе используют не только онлайн-подход. Здесь внедряют смешанный формат  — Blended learning,когда 70-80% времени отводится онлайн-обучению, групповому общению с экспертом, вебинарам, а 30% — офлайн-встречам (конференциям, нетворкингу). На встречах люди, которые долгое время общались лишь по скайпу, обмениваются опытом и энергией.

Сейчас у основателей ACCEL четыре своих онлайн-школы. Акселератор онлайн-школ приносит 40-50 млн руб. в месяц. Резиденты учатся создавать онлайн-школы, монетизировать свои знания или знания привлечённых экспертов.

Какие ниши популярны в онлайн-образовании

Мужчины — охотники на мамонтов, а женщины — охотники на мужчин.

Треть российского рынка онлайн-образования — это астрологи, нумерологи, психоаналитики. Денег больше всего в нишах женского обучения — о выстраивании отношений. Часто подобные школы имеют обороты в 20-25 млн руб. в месяц. Крупных игроков в этой тематике около пяти в России. Ещё у женщин популярна тема творческой реализации, например, Марат Нигаметзянов делает около 20 млн руб. на школе рисования. Мужчин привлекают темы зарабатывания денег и фитнес.

Ирина Хакамада: «Прикладные вещи для онлайн-обучения очень полезны. Если вам показывают, как сварить суп из топора, разрисовать тарелку и сделать из неё оригинальный подарок, это имеет практическое значение».

Рынок онлайн-школ находится на стадии формирования, серьёзные перемены внутри ниш могут происходить в течение года. Во многих нишах мало или совсем нет конкуренции, поэтому новый игрок с хорошим экспертом может занять прочную позицию. Например, раньше была школа по похудению «Секта», но её быстро подвинула «Бешеная сушка», ставшая лидером за короткий период.

Как работать с возражениями звёздного эксперта?

Можно ли онлайн заниматься лайфкоучингом и становлением личности? Как можно воздействовать на слушателя через глазок в камере? Об этом Ирина Хакамада спросила героев интервью, потому что сама занимается лайфкоучингом.

Подобные вопросы известные люди часто задают в Акселераторе онлайн-школ. Отвечая на них, дайте три совета:

  1. Инструменты. Вы хотите показать людям результат — трансформацию. Определите набор инструментов для этого: что-то можно сделать через онлайн-лекциюй, что-то — через разговор один на один, что-то отрабатывается в группе.
  2. Сроки. Рассчитайте, сколько нужно времени для достижения результата.
  3. Система. Стремитесь выстроить обучающую систему, а не просто создать онлайн-школу.

Таким образом, у эксперта есть набор инструментов и цель — дать людям результат. Задача заключается в том, чтобы правильно распорядиться этими инструментами, потому что люди должны получить то, зачем пришли.

Чтобы продюсировать Ирину Хакамаду (или другого крутого эксперта), нужно:

  1. Описать 10 основных навыков, которые нужно дать слушателям.
  2. Определить, при помощи каких инструментов и форматов лучше всего преподавать каждый навык.
  3. Рассчитать себестоимость и встроить её в продукт — годовой курс обучения.
  4. Запустить длительную программу — не менее полугода, лучше год.
  5. Организовать ежеквартальные встречи, на которые слушатели будут съезжаться со всей страны. На эти встречи нужно пригласить известных и интересных друзей звездного эксперта. Задача — создать среду, в которой энергичные люди будут друг друга заряжать.
Погружение в новую среду лучше всего способствует трансформации человека. Общение с успешными людьми подталкивает и заставляет стремиться к таким же высоким результатам.

У Ирины выстроен личный бренд, люди ей доверяют. Она может обучать людей лично или предложить экспертов-преподавателей, которые тоже способны дать результат слушателям. А школа будет работать под брендом Хакамады.

По примерным расчётам Дмитрия и Сергея, если Ирина Хакамада запустит свою онлайн-школу, через год работы она сможет выйти на выручку 25 — 50 млн руб. в месяц с прибылью до 50%. Если же она будет ежемесячно встречаться с аудиторией, придумывать новые активности, перезаписывать ролики, то можно зарабатывать больше.

Так делают во многих крупных онлайн-школах в США: курсы, которые стоят 30 — 50 тыс. долл., состоят из годовой программы и ежеквартальных двухдневных встреч. На эти встречи организаторы приглашают миллиардеров, интересных людей, которые реализовали необычные бизнес-модели в онлайне.

Все зависит от того, что обещать слушателям. Если давать контент и предоставлять обратную связь, это одно. А личная трансформация с помощью Ирины Хакамады — это дорого и редко продается. И онлайн-школа позволяет повысить средний чек.

Сейчас Ирина относительно закрыта для того, чтобы к ней придти учиться. Если же добавить рекламный бюджет и предложить слушателям на выбор разные форматы, включая дорогие личные сессии, то можно добиться хороших результатов.

Можно сначала запустить школу с большим вовлечением Ирины, а потом, чтобы не терять качество, встраивать в него людей, которым Ирина доверяет: кураторов, тренеров, слушателей, прошедших у неё обучение. И сделать из этого полноценную систему, в которой Хакамада будет играть роль методолога. Она будет находиться наверху процесса и отвечать за результаты.

Ирина Хакамада: «Слово “методология” не совсем подходит ко мне».

Да, у Ирины своего рода фристайл и импровизация. Но есть простые вещи, которые поддаются технологическим решениям. Если поставить цель, то все-таки ей можно сделать свою онлайн-школу.

Если попытаться перенести мысли и знания Ирины в формат вебинара, то можно обучить кураторов, работающих со слушателями. Эффективность, конечно, будет ниже, но слушатели, которые хотят получить лучшее, будут должны заплатить больше за личное участие Ирины. Если денег нет, то можно поучиться у кураторов по модели Ирины. Это будет чуть похуже, но гораздо дешевле.

То же самое Акселератор: в нём создают вебинары. Это творческий процесс, в котором, казалось бы, обязательно должны участвовать основатели. Но сейчас в Акселераторе 2300 резидентов, есть кураторы, и подготовка вебинаров поставлена на своего рода конвейер.

Правильная система для онлайн-школы

Мы должны помочь эксперту выстроить команду. Эксперт может устать или по личным обстоятельствам уже не сможет заниматься процессом активно. Чтобы поток денег сохранился, без онлайн-школы сложно обойтись.

Например, сейчас жена Дмитрия Юрченко Екатерина Иноземцева ждет ребенка. Она занимается онлайн-школой по продвижению личного бренда и писательству Free Publicity School. Екатерина подняла стоимость личной консультации до 175 тыс. руб., автоматически повысив стоимость консультаций кураторов в своей школе.

Позиционируя сотрудников как вторых по уровню после основного эксперта, можно запустить систему. Она будет работать вне зависимости от степени вовлечённости эксперта в данный момент времени. В ней эксперт становится лицом бренда, и рекламный бюджет будет идти на продвижение этого эксперта.

Для многих личная консультация Екатерины слишком дорого стоит, но люди хотят получить её экспертизу. И поэтому покупают консультации специалистов, работающих в команде. Это выходцы из Free Publicity School, и их более 70 человек. Они не являются сотрудниками школы, получая процент от денег, которые они принесли проекту.

Например: клиент покупает консультацию эксперта второго уровня после Екатерины за 50 тыс. руб. От 5000 руб. до 7500 руб. эксперт получает за сессию. Все остальное — прибыль школы и рекламные бюджеты. Такой подход выгоден всем, потому что самостоятельно эксперт не получил бы таких денег за консультацию. Ключевые сотрудники зарабатывают больше.

В ГК ACCEL работают порядка 120 человек, но у компании нет офиса. При этом не все работают фулл-тайм. Руководители подразделений рассчитывают сотрудникам выплаты. Сервисные подразделения получают 5% от выручки и сами решают, сколько сотрудников им нужно. Главное — результат. Нормальная рентабельность для онлайн-школы — 40-60%. Такой показатель достигается за счет экономии на аренде, зарплатах, которые привязаны к результату.

Не все материалы поддаются стандартизации. Не каждый человек выдавливает из себя стандартные схемы. Работать с людьми очень сложно, именно поэтому психологи и психоаналитики, адвокаты по сложным делам работают индивидуально и дорого стоят. Однако некоторые вещи из больших курсов можно стандартизировать, а дальше предлагать своего рода апгрейд вместе с экспертом.

Хотите открыть свою онлайн-школу? Смотрите бесплатный онлайн-мастер-класс «Как создать свою онлайн-школу, продюсировать себя или своего эксперта» от основателей ACCEL!

Автор: Иван Ильин

comments powered by HyperComments

Чтобы отслеживать новости и тренды в онлайн-образовании, подписывайтесь на наш телеграм-канал

ЧТО ЧИТАЮТ

Автор статьи

admin1